Память сердца В Заволжье и районе

Когда-то меня до глубины души тронула встреча с заволжанкой Ниной Федотовной Дмитриевой, которая рассказала мне о событиях Великой Отечественной войны, которые она запомнила ещё ребёнком. Сегодня Н.Ф. Дмитриевой уже нет с нами. Но остались воспоминания – неугасимая память сердца. Теперь уже моя память…

Оккупанты в деревне

Уроженка деревни с красивым названием Девичье Навлинского района Брянской области, десятилетней девочкой Нина Акулова (это её девичья фамилия) осталась без матери, умершей накануне войны, на оккупированной немецко-фашистскими захватчиками территории. Отца призвали на фронт в июле 1941 года. К этому времени в семье появилась мачеха, с которой и остались четверо детей. Старший брат Нины тоже был призван на фронт. Мачеха детей не обижала. Но вот в Девичье нагрянули захватчики. В хате были только Нина и её 12-летняя сестрёнка Катя, когда ворвавшийся к ним немец начал лопотать непонятные девочкам слова: «Яйки, млеко…» – и рыскать по всем углам. Девочки до такой степени перепугались грубости и бесцеремонности, что ответить так ничего и не смогли и стояли не шелохнувшись. Забрав немного найденного, немец, недовольный, ушёл. Потом по деревне разнеслось, что оккупанты перестреляли себе на пропитание весь скот.

Под штаб оккупанты приспособили самый большой и хороший дом во всём Девичьем. Хозяйкой в нём была молодая девушка, оставшаяся в одночасье одна, без родственников и защиты. Однажды она по немецкому радио сумела «поймать речь Сталина», обращённую к жителям оккупированных немцами районов Брянской и Орловской областей. Он говорил о том, чтобы граждане оккупированных территорий не беспокоились и не сомневались в том, что он находится в Москве и никогда и ни при каких обстоятельствах столицу не покинет. «Верьте в то, что Победа будет за нами!» Об этой речи стало быстро известно всем жителям деревень и партизанам. Людям важно было знать это! А немецкий штабист сильно избил девушку, так, что даже лицо у неё было всё синее, и она долго потом не могла выходить из дома. Хорошо, что жива осталась.

Партизанское подполье

Тётка Нины М.И. Холостякова, будучи в мирной жизни секретарём сельского Совета, во время военных действий старалась действовать осторожно, соблюдая необходимую конспирацию. И без помощников, особенно детей, было бы трудно. Сведения о передвижении немецких войск, отправках в Германию и приходе оттуда свежих подкреплений передать, а иногда и добыть было намного легче именно детям, так как они вызывали меньше подозрений. Не всем им доверяли, как правило, болтливых обходили стороной.

Племянницу Нину тётка нередко просила «сбегать в лес до одного дуба и крикнуть дядю Ваню». И Нина передавала дяде Ване примерно следующее: «В Брасове немцы грузят эшелон с народом, а в Навле один со скотом, другой с зерном».

Иногда передавала ему хлеб с крапивой и конским щавелём, ведь у них, партизан, в лесу и этого не было. Тот набирал ей вязанку хвороста, девочка её на плечо – и домой.

Однажды над деревней был сбит советский самолёт, а лётчик спасся на парашюте. Его надо было найти и оказать помощь. Нинина тётка ходила по лесу, брала девочку с собой для подстраховки. Объясняла так: «Отстань немного от меня и смотри по сторонам, если кого увидишь, запой песенку». И где-то на третий или четвёртый заход парашютист нашёлся! Только вот тётя вначале не призналась в этом Нине, сказала, что никого не нашла и ни с кем не встретилась. Дальновидная была: мало ли чего с ребёнком могло случиться, берегла племянницу.

Страшная расправа

В отцовском доме Акуловых за войну находилось много родственников, жили даже две отцовские сёстры, всего около десяти человек. Связь с партизанами становилась опасной, тем более полицаи всегда подозревали их семью и грозили за это расправой.

Многие другие сельчане тоже помогали в войну партизанам и тоже рисковали. Нина Федотовна помнит Полину Лудилову, 18-летнюю девушку. Она партизанила в лесном отряде, но иногда наведывалась к отцу домой. Её брат также партизанил, скрываясь в лесах. Однажды он тоже решил навестить отца и трёх своих дочерей. Но полицаи узнали об этом и дом окружили. Саму Полину, её отца, брата (партизана), младшую сестру и квартирантку Лизу (то есть всех находившихся в то время в доме) схватили и повели под дулами автоматов в тюрьму. Каким-то чудом Полине удалось оттуда убежать! Судьба арестованной семьи была страшной: немцы заставили их вырыть могилу, потом усадили всех на краю и расстреляли, столкнув тела в яму. От этой расправы жителей обуял ужас. Но с врагами продолжали бороться как могли.

Сведения партизанам Нина с детьми и другими жителями Девичьего носили вплоть до 1943 года, а потом немцы предприняли попытку вывезти местных жителей в Германию, а деревню сожгли.

Валентина Захарова, член Союза журналистов РФ

Источник: http://gorvestnik.ru/index.php/item/4482-pamyat-serdtsa

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

одиннадцать + четырнадцать =