«Тебе, Россия, посвящаем» — финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод») В Заволжье и районе

Дорогие друзья, жители и гости города Заволжья! Наш литературный конкурс «Тебе, Россия, посвящаем!» был организован департаментом персонала, музеем истории и трудовой славы ПАО «ЗМЗ» и проводился в течение июня-июля 2020 г. В нем приняли участие 20 авторов, чьи произведения стали творческим подарком в честь праздника г. Заволжья. В финале литературного конкурса представлены лучшие произведения девяти авторов в пяти номинациях. От всей души благодарим участников и поздравляем победителей!

— «Тебе, Россия, посвящаем» — финал литературного конкурса к 70-летию города. —

Далее, вы сможете ознакомиться с лучшими произведениями девяти авторов:

1). Елена Кашина — «Заволжье – мой город маленький»

Заволжье – мой город маленький
Средь тихих озёр и берёз…
Мой скромный цветочек аленький,
Что дорог до боли, до слёз…

Прости, если чем обидела,
Ведь я не со зла – прости!
Я здесь Божий свет увидела,
Отсюда пошли пути.

Рябина да куст смородины,
Да волжская ширь, простор –
Такая дана мне Родина
С рожденья и до сих пор.

Такая вот скромная, нежная,
В венке полевых цветов,
Росистая, травная, снежная,
С покровом из облаков.

Пусть в Волге и каждой проталинке
Навек отразится судьбой
Заволжье – мой город маленький,
Цветочек заветный мой…

2). Марина Сёмушкина — «День России»

Сегодня Борька Иванов проснулся очень рано для выходного дня – сосед с верхнего этажа еще даже не начал 500-й за последний месяц перфораторный концерт. Перфоратор – отличный инструмент, особенно если он марки BOSCH, как у соседа. Иногда Борька, накрыв голову подушкой, лежал и завидовал ему, ненавидел и завидовал, ибо в принципе он был согласен слушать эти душераздирающие звуки даже ночью, если бы BOSCH принадлежал лично ему, но как говорится, пока старая добрая дрель «Ритм» вам в помощь.

А проснулся Иванов так рано, потому что предстояла подготовка к празднику – как никак День России, он же русский, Россию любит, Родину свою уважает, и своих детей приучает этот день отмечать. Сунув ноги в тапки, облачившись в легкие спортивные брюки и майку, Иванов в который раз отметил, что эти китайцы с Aliexpress за копейки шьют неплохие в общем-то вещи, даже качественные, и выбор большой. Бывает посылки долго идут, по несколько месяцев, но ничего, он же русский человек – потерпит! Зато техника у него, за исключением проклятого перфоратора, качественная, «сделана с умом» — Electrolux, не ширпотреб, ну не может же он, россиянин со средним достатком, дважды-трижды платить за ремонт посредственной техники, лучше уж сразу купить на всю жизнь.

В ванной, сдвинув в сторону многочисленные женины брендированные пузырьки, углядел родную бритву Филипс. У Борьки был целый ритуал во время бритья – он представлял себя в зеркале в образе любимого голливудского актера Хью Джекмана, который, по его мнению, непременно бреется такой бритвой, поэтому он брутален, сексуален и неподражаем, и эти характеристики Борис переводил на себя, и от этого казался ближе к своему идеалу. Ну и что, что он из России? Что же, русский мужик не может быть похожим на ухоженного американца? Да хоть возьми его жену Лану (Светлану в просторечии) – настоящая русская красавица с шикарной косой, которую, как распустит, ведь не уступит ни одной из популярных крашеных моделек, рекламирующих всякие пантины-шварцкопфы. Жена, кстати, только ими и пользуется, говорит, что такую русскую красу надо только такими средствами поддерживать, иначе и облезть недолго. «Слава Богу, Ланка с детишками свалили в Турцию, — подумал Иванов, — он им через вайбер напомнит о главном российском празднике, пусть там флажками триколор помашут, чтобы показать, что они в День России душой с Родиной!» – так он решил и успокоился, потому что отмечать этот День интересней все же с друзьями, чем в кругу семьи.

Дальше по плану у Борьки Иванова было посещение гипермаркета… До туда его быстро домчал вместительный Citroen Grand, не чета Вестам и Калинам. Магазин встретил Борьку толпой соотечественников, радостно предвкушавших шашлыки на природе и Хеннеси, и магазинная утроба затянула нашего героя на целых два часа с гаком, добрую часть из которых он простоял в очереди в кассу (только в России могут быть такие длинные очереди, такие медленные кассиры и такие жадные покупатели!!!). Борис всего-то и купил, что испанское вино (всегда уважал), сыр из французской провинции Руэрг (гурман, однако), мандарины (Марокко, конечно), ананас (себя побаловать) и старое доброе виски (для верных друзей). Еще вчера они договорились, что никакого мяса, что будут сегодня закусывать «интересно» — пицца, роллы, цезарь. А что? День России – чем не повод? Гулять так гулять! Ведь Борька всегда гордился своей истинно русской фамилией — ИВАНОВ!

3). Максим Воронин — «Макариха»

Хотя и родился я в городе Заволжье, но рассказать хочу о местах, ставших волею судеб для меня второй родиной.

Деревенька Макариха, что в 40 километрах к югу от Богородска, небольшая, практически дачная. Мне, городскому жителю, сначала было непривычно все – от правил сельского уклада жизни до петушиного пения ранним утром. Стандартная деревенская романтика. Но, чем больше я узнавал историю этого края, его жителей – тем прочнее становилась нить, привязывающая меня к этим местам.

Надо сказать, что окрестные земли тогдашнего Горбатовского уезда принадлежали благотворителю Дмитрию Николаевичу Шереметеву, сыну обер-камергера Николая Петровича Шереметева и крепостной актрисы Прасковьи Ивановны Жемчуговой, а впоследствии — его сыну, Александру Дмитриевичу Шереметеву, меценату и музыканту. Дмитрий Николаевич — представитель одной из знаменитейших ветвей Шереметевых, правнук графа Бориса Петровича Шереметева, полководца, генерал-фельдмаршала, сподвижника Петра I по его сыну, графу Петру Борисовичу, генерал-аншефу, обер-камергеру, а с 1780г. предводителю московского дворянства. Именно Петр Борисович являлся владельцем знаменитых усадеб Кусково и Останкино. В вотчины в Горбатовском уезде сами Шереметевы не ездили и управляли ими через своих старост и управляющих. Горбатовский уезд, к которому принадлежала Хвощевская волость, славился металлообработкой и деревообработкой, по причине отсутствия недостатка в лесах. Здесь выпускали телеги, колёса, деревянные вёдра, кадки и другие изделия. Уже с XVIII века здесь стало развиваться кузнечное производство, ковали топоры, гвозди и прочее, имелась фабрика стальных изделий. Земли здесь не отличались высоким плодородием, поэтому населению ничего не оставалось, как «внедряться в промыслы».

Итак, позади 120 километров, отделяющих Заволжье от Макарихи. Дом – пятистенок начала 20 века. Стены в комнатах выкрашены в сине-голубой цвет, в каждой комнате — подтопок, один – белёный, второй — облицованный еще дореволюционной плиткой. Две русские печи – очень интересные и продуманные устройства в деревенском доме. Это и отопление, и система вентиляции, и духовой шкаф, и лежанка, а в некоторых домах – также и место для мытья. В печи лечились от простудных хворей, залезая в прогретое её нутро на под, и обкладываясь соломой и различными травами. Двор, в котором плотничал хозяин, а также держали мелкую скотину, птицу, лошадей – до сих пор остались коновязи, рядом с которыми надписи «Мальчик», «Голубка». Конёк чердачного «скворечника» украшен металлическим узором с фигурами коней. Напротив дома – каменный амбар с кованым замком.

Воздух – чистейший, напоенный ароматом луговых трав. С непривычки у городских «от переизбытка кислорода» побаливает голова и клонит в сон. Тишина. Лишь иногда взлаивают собаки и нет-нет да кукарекнет один из оставшихся немногочисленных петухов.

На рассвете собираемся в лес «по грибы». Спускаемся к пока еще немноговодной «курица вброд перейдет» речке Кудьме, берущей исток южнее в этих лесах, переходим шаткий, полуразрушенный, некогда широкий, а теперь в две доски мостик, минуем заросшую и местами заболоченную пойму Кудьмы и выходим к лесу.

"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №1
"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №2

Километра два приходится идти через когда-то сенокосные луга в гору – разница отметок около 50 метров. В голове мысль – хорошо, что на горе именно лес, а не деревня, с «тихой охоты» возвращаться в гору было бы намного тяжелее. Лес – настоящая тайга, все ближайшие сколь-нибудь значительные поселения — в 35-40 километрах. Каждому приметному ориентиру дано местное название — «посадки», «Свиное болото», «Каменный овраг», «Прудковский овраг (Прудок)», «ключищинская дорога», «ивановская дорога», «графский дуб»… Нас предупреждают – «за Прудок не ходите, заблудитесь — никто не найдет». Местами видим рытвины – это резвились кабаны, которых тут с каждым годом становится все больше. Зимой к деревне, бывает, выходят и лисы, и волки.

Люблю этот лес. Сочетание безлюдья, первозданности и ухоженности. Смешанные перелески сменяются чисто березовыми рощами, с огромным количеством боровиков и подберезовиков, и сосновыми посадками, которые облюбовали маслята и рыжики. Но, хотя за 20 лет всё в нём стало уже знакомо, но нет-нет, да и закружит «хозяин леса», выведет не на ту дорогу, а то и в незнакомые заросли или завалы ткнет. Местные говорят – наш «леший» жадных и алчных людей не любит, проверяет их. Поэтому приговариваем «нет грибов, совсем нет» и каждому найденышу искренне радуемся.

"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №3

Если пройти по «ивановской дороге» — влево — через лес около 5 километров, то придем в село Ивановское, названное так, по одной из версий, по имени царя Ивана Грозного. Якобы, царь проходил здесь с дружиной во время одного из своих походов на Казань. Дружина, уставшая в тяжёлых скитаниях, изнывала от жажды. И вдруг – о, чудо! – кто-то увидел среди деревьев речушку. Царь повелел в честь оного благого события воздвигнуть небольшой храм. Возникшее вблизи него село получило своё название от имени Ивана IV и стало Ивановским. Также с Иваном Грозным якобы связано и происхождение названия реки Сетчуга (или Сычуг) – одного из самых крупных притоков Кудьмы, впадающей в нее близ села Хвощёвка. По мнению некоторых местных уроженцев, вблизи этой реки некогда была сеча войск Ивана Грозного с татарами, «аж река покраснела от пролитой крови».

Еще дальше за лесом – село Оранки, Оранская обитель, заслуживающая отдельного рассказа. Всякое было в жизни обители. Существующий с середины XVII века монастырь с храмом в честь Владимирской (Оранской) иконы Божией матери, получивший храмозданную грамоту от царя Алексея Михайловича, к началу XX века процветающий, в начале 20-х годов XX века лишился большей части насельников, колокольня была взорвана, а в период с 1939 по 1941 год обитель стала убежищем для интернированных иностранных послов и их семей, работников самих посольств. Во время Великой Отечественной войны в 1941 году здесь был организован лагерь для военнопленных немцев. Здесь находился почти в полном составе штаб командующего шестой армии вермахта — генерал-фельдмаршала Фридриха фон Паулюса. На территории же бывшего монастырского скита была образована антифашистская школа под руководством Коминтерна. Практически до 90-х годов прошлого столетия монастырь был в упадке. Но прошла для обители черная полоса – теперь здесь Оранский Богородицкий мужской монастырь, духовно-просветительская деятельность которого продолжается.

"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №4

Говоря о Великой Отечественной войне, нельзя не упомянуть и о строительстве в этих местах рубежей обороны города Горький осенью 1941 года, который подлежал прямому захвату в начале третьего, завершающего этапа реализации плана «Барбаросса». Строили сооружения с сентября по декабрь 1941 года все, кто не был задействован на выпуске оборонной продукции и не был призван в ряды Красной армии – студенты, учащиеся старших классов, местное гражданское население. На одном из участков строительства трудилась и моя бабушка-горьковчанка. Многие горьковчане жили «на постое» в ближайших деревнях, чтобы не тратить времени на дорогу. Оборонительные рвы образовывали практически сплошную ломаную линию, которая до сих пор видна на спутниковых снимках. Местами сохранилась и колючая проволока. На месте пересечения участка оборонительных сооружений протяженностью 15 км, с дорогой на Оранки, установлен памятный знак.

"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №5

Если же на лесном перекрестке соблазниться хорошей песчаной дорогой и пойти вправо, то можно выйти к селу Ключищи, название которому дали ключи, бьющие в лесах вокруг этих мест. Потрясающей красоты панорама открывается с высокой лесистой горы! Внизу – деревенька Поспелиха, немного левее – Сухоблюдное и сами Ключищи. Вдалеке можно увидеть и Шарголи, и Турково. И такая необъятная ширь и глубь, что мы стоим, замерев, на склоне, и просто впитываем в себя непередаваемую красоту родных просторов.

"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №6
"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №7

Лес оказался богат на дары. Возвращаемся домой, неся полные корзины, как их по-деревенски называют – «боковуши». Немного отдохнув, включаемся в домашние – огородные дела. А вечером, за чашкой чая, делимся новостями, вспоминаем былое, и каждый раз я узнаю для себя все новые и новые факты из жизни моей второй родины.

4). Наталья Кульпина — «Константин Белитский: десант в три четверти века».

«Опять весна на белом свете…» — эти строчки из цикла любимых песен о войне лихой гармонист Константин Белитский пел столько раз. Сегодня ему уже трудно петь. Но «ещё жив курилка», как любил он шутить. Здоровье – в соответствии с возрастом, настроение – отличное, потому что весна и жизнь продолжаются. И в этом году ему как никогда хочется отметить два юбилея – 75-летие Великой Победы в мае и своё 95-летие в сентябре.

С ветераном Великой Отечественной войны Константином Александровичем Белитским мы дружим много лет. Впервые я увидела его на вечере Клуба фронтовых друзей при ДК города Заволжья, где он, седовласый, статный ветеран с медалями на груди обычного пиджака поверх тельняшки, лихо выводил на своем баяне «Синий платочек», а женщины-фронтовички, кружившие парами по залу, со слезами на глазах просили его сыграть еще и еще. Молча кивнув, он снова играл.

Через год в заводском совете ветеранов именно его кандидатуру мне предложили в качестве «героя моего романа». Конечно, это в шутку было сказано. Написала тогда зарисовку в заводскую многотиражку. Но отношения наши практически переросли в длинный «роман» длиной лет в тридцать, потому что не раз еще мне пришлось о нем рассказывать читателям. А потом доброй традицией стало встречаться 9 Мая, причем он настойчиво усаживал за стол, где были и воспоминания, и песни, и тосты за Победу, за стойкое поколение советских людей и нас, корреспондентов, и своих друзей из числа воинов-афганцев, которые попросту обращались к нему «дядя Костя». Мы все его просто обожаем за его жизнелюбие, доброжелательность, открытость и просто ту редкую человечность, которая, чего греха таить, стала дефицитом в наше прагматичное время.

Помню, как пришла впервые в его «хрущевку» вдовствующего уже несколько лет, но привыкшего к порядку человека. Записывая в блокнот немногословный рассказ, с интересом рассматривала фото его любимой жены в серванте, стоящие у дивана прямо на полу гармонь и баян и висящий на ручке шкафа парадный пиджак с военными наградами и значками ЗМЗ. (Подумать только: он прошел через войну и пришел работать на наш родной моторный завод в год, в который я только родилась.)

Жизнь его изменилась после приезда из Сибири дочери Людмилы. Она окружила отца любовью и заботой, сделала отличный ремонт в квартире. Но стойкий и неунывающий прежде ветеран бывает не улыбчив теперь — дают о себя знать возраст и потери: похоронил жену, двух своих сыновей, сноху, да и друзей-фронтовиков из ветеранского клуба почти всех. Единицы остались. Потери опустошают душу. А время выбивает ветеранов из строя беспощаднее, чем пули. На параде 9 Мая в последние годы только единицы ветеранов идут в строю маршем, а большинство их – на портретах «бессмертного полка». Иных, увы, и в этом строю некому представлять, ведь не у всех семьи, дети были, а кто-то уже тоже ушел. Стойкому солдату Константину Александровичу с потомками повезло, у него пять внуков, девять правнуков — «почти десантный взвод». Жизнь продолжается!

Сегодня уже никому не надо доказывать, как хрупка и бесценна она, человеческая жизнь, и какой это редкий дар судьбы – отметить юбилей. Нашему дорогому дяде Косте жизнь подарила такой шанс. Он сегодня считает дни до них как, наверное, в молодости не считал до «дембеля». И столько дум передумал, пережитых событий в памяти переворошил…

Он родился в Ковернино в 1925 году, вырос в многодетной семье, где был младшим сыном. Понимал как нелегко было отцу Александру Яковлевичу и матери Секлетее Евграфовне воспитывать четверых своих и троих приемных детей, а потому рано начал трудиться. Так как ростом был высок, здоровьем крепок, в 17 лет был призван в армию и попал в десантные войска.

Боевой путь его начался в Карелии. Через Венгрию, Австрию и Чехословакию прошел с боевыми товарищами, будучи командиром пулеметного расчета побывал в непростых переделках в ходе операций по освобождению Европы от гитлеровцев. После Великой Победы еще пришлось послужить, так что война для него длилась восемь лет.

В течение нескольких лет после демобилизации они с фронтовыми друзьями съезжались на встречи ветеранов своего полка. С троими лучшими друзьями-однополчанами, проживавшими в Москве, Астрахани и Киеве, перезванивались и переписывались до юбилейного 2015 года. Теперь в живых из них остался только москвич-художник и скульптор Леонид… Три четверти века выстояли они, «десантура», со дня той долгожданной и завоеванной дорогой ценой Великой Победы. Вот отличный пример для молодых поколений.

"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №8

И ведь жили не легко, не праздно, а многотрудно. Константин Александрович в 1959 году начинал на ЗМЗ диспетчером в моторном цехе под руководством Николая Федоровича Китаева, был начальником производственно-диспетчерской службы. Задачу выполнял важную – следил, чтобы цех был обеспечен всем необходимым для сборки двигателей. А всего заводской стаж его составляет 35 лет, за хорошую работу имеет много разных благодарственных грамот и наград, удостоен почетных званий «Заслуженный ветеран труда», «Заслуженный ветеран труда Нижегородской области» и «Ветеран труда автомобильной промышленности».

— Жизнь прекрасна. Это с годами и потерями осознаешь все отчетливей. А бесшабашную молодость вспоминаешь как лучшие годы своей жизни, даже если половину их украла война, — делился с нами в своих воспоминаниях Константин Александрович. — В лихие годы войны мое поколение хлебнуло немало горя, но и приобрело, пожалуй, самых верных друзей. А еще закалку, которая помогла выстоять в трудные послевоенные годы. Своим внукам и правнукам, как и всем людям желаю мира и счастья, весны без выстрелов. И понимания, как всем этим надо дорожить.

5). Ольга Филатова — «Все мы родом из детства»

Все мы родом из детства – это знают многие. В детстве все кажется ярче, выше, вкуснее, ароматнее, и даже самые простые жизненные моменты вызывают бурю эмоций и остаются в памяти надолго…

…Мне лет 5-6 и я впервые попала в мамину родную деревню Виноградовка – это самое раннее, связанное с ней воспоминание. В большом бревенчатом доме пахнет удивительно – печкой, хлебом, травами, прохладным деревом. За забором у дома растет огромный дуб, в тени которого стоят скамейка и стол. По двору бегают куры – я их немного опасаюсь и бочком-бочком выскальзываю за калитку. Чуть вдали я вижу золотое пшеничное поле, и оно просто завораживает меня, колосья, из которых когда-нибудь испекут хлеб, кажутся мне прекраснее цветов, и я мечтаю сделать из них букет, чтобы дома, в городе, поставить в вазу и любоваться ими.

Путь к полю совсем недалек – по грунтовой дороге минут 5-10 пешком, но мне страшно – вдруг потеряюсь. Иду и постоянно оглядываюсь, вижу знакомый дом и дуб – значит все в порядке, не заблудилась. И вот оно – поле, колоски шелестят на ветру, а между ними тут и там растут яркие небольшие цветочки – васильки. Я собираю пучок колосков и отправляюсь обратно. Несмотря на недалекую прогулку, я все же устала и села на скамейку у дома отдохнуть. Драгоценные колоски положила рядом и, как бывает порой и сейчас, замечталась. А через некоторое время вдруг осознала, что куры, гулявшие у моих ног, куда-то делись. Оглянувшись, я поняла свою ошибку – мой прекрасный букет из колосков стал добычей домашней птицы – они его совершенно растрепали…

…Когда я стала старше, отдых в Виноградовке означал и посильную помощь. Чаще всего мы, дети, собирали лещину в роще. Для орехов мы надевали специальные передники с большими карманами по центру – это было очень удобно, поскольку, чтобы добраться до лещины, требовались обе руки. Сначала ветку орешника нужно было нагнуть, если попадалась слишком толстая и не хватало веса – повисали на ней вдвоем или втроем, потом, удерживая ветку, быстро ее обирали. Дома орехи сушили и очищали от листочков. Свежая лещина намного вкуснее той, что продается в магазине и мы ее постоянно щелкали…

…В одно лето тетя Аня каждый день брала меня в поле на дойку. Вообще-то, тетя Аня на самом деле была сестрой моей бабушки, но звала я ее именно тетей, поскольку она была не старой – младшая дочь в семье. В полдень, когда наступало время дойки, мы брали ведро для молока, холст, скамеечку и отправлялись на луг. Тетя Аня громко звала Зорьку по имени, и та всегда быстро приходила. Луг, где паслось небольшое деревенское стадо, пах просто умопомрачительно – сладкой, нагретой солнцем душицей. Этот воздух, казалось, можно было есть ложкой. Тетя Аня встречала Зорьку ласковыми словами, давала ей ломоть хлеба и гладила ее крутые бока. Затем тетя ставила укрытое холстом ведро, садилась на скамеечку и доила корову. Зорька всегда стояла смирно, не размахивала хвостом и не перебирала ногами, чтобы случайно не опрокинуть ведро. После дойки корова отправлялась пастись дальше, а мы шли домой, где мне всегда наливали большую кружку теплого, очень приятно пахнущего молока и ставили на стол ржаные, испеченные в печке лепешки…

6). Сергей Григорьев — «Первый успех».

«Ты помнишь, как всё начиналось

Всё было впервые и вновь…»

Группа «Машина времени»

Я хочу рассказать о своём хобби- об игре на гитаре, и об одном из моих первых опытов публичного выступления, который произошёл ещё в годы моей учёбы в институте.

"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №9

Играть на гитаре я начал учиться одновременно с поступлением в институт в 1977 году. Первым моим учителем стал мой друг, Саша Кречетов, с которым мы учились в одной группе и жили в соседних комнатах в общежитии. Он ещё в школе начал играть в вокально-инструментальном ансамбле на бас-гитаре, а я, как и многие в то время, в школе только мечтал научиться играть на гитаре, потому-что среди моих друзей не было никого, кто бы мог меня научить. И вот уже на первой «картошке» мы с ним познакомились, подружились, и он показал мне первые «блатные» аккорды.

После этого я буквально «заболел» игрой на гитаре и всё свободное время отдавал своему новому увлечению. Сначала научился играть три песни, которые Кречетов мне показал, а потом стал подбирать песни самостоятельно.

"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №10

Через некоторое время я уже сносно играл простые песни, и мы с Кречетовым часто вечерами после учёбы играли и пели «в две гитары» всё, что нам нравилось. А нравилось нам многое, поэтому репертуар был довольно большой: от Добрынина, Антонова, Пугачёвой и т.д. до «Машины времени». Также часто пели для друзей на студенческих вечеринках, которые происходили в общежитии довольно часто.

К 1981 году мы даже приобрели некоторую известность в узких кругах, и ни одна вечеринка, или поездка, или выход на природу- не проходили без наших концертов.

Однажды зимой 1981 года мы с друзьями-студентами на зимние каникулы купили путёвки и поехали отдыхать в Дом отдыха «Волга», который располагался за Лысково, на берегу Волги.

Компания у нас подобралась дружная и весёлая. Кроме нас в Доме отдыха было много студентов из других ВУЗов. Но, кроме молодёжи, было там и много людей пенсионного возраста.

Днём мы не скучали- гуляли по живописным окрестностям, катались на лыжах с Волжских откосов, но вечерами нам делать было совершенно нечего- оставалось только сидеть в своих комнатах.

Правда, там был клуб, где каждый день проводились танцы, но танцы были для пенсионеров- под аккордеон и старые пластинки. Поэтому мы сходили один раз на эти танцы- и больше не пошли, зато практически каждый день мы вечером стали устраивать дискотеку под кассетный магнитофон прямо в своей комнате, куда приходило человек двадцать. Там мы и танцевали, и пели песни, и всё это затягивалось обычно за полночь.

Как назло, нас поселили именно в корпус, где были одни пенсионеры. И однажды они нажаловались директору Дома отдыха, что мы шумим, и он нас вызвал к себе для серьёзного разговора.

На следующий день после завтрака мы пришли к директору. Он начал возмущаться нашим поведением, а мы сказали, что всё это происходит из-за того, что нам нечем заняться. Ведь так оно и было. И директор, немного подумав, сказал, что у них есть музыкальные инструменты, и предложил нам создать вокально-инструментальный ансамбль и выступить на конкурсе «Алло, мы ищем таланты», который планировался через неделю. Мы согласились.

После этого мы подошли к работнику клуба, ответственному за культмассовую работу, и от имени директора попросили его дать нам инструменты и аппаратуру для ансамбля, что он и сделал.

Аппаратура и инструменты оказались старые, затёртые, но исправные. Правда, ударная установка была без басового барабана. Получив инструменты, мы стали подбирать состав ансамбля. На бас-гитару встал мой друг и учитель по гитаре Саша Кречетов. На клавишные мы взяли парня из строительного института, с которым там познакомились и который, как оказалось, когда-то окончил музыкальную школу по фортепиано. Ударников среди нас не оказалось, и поэтому за ударные сел местный грузин, который выдавал лыжи на лыжной базе. А на ритм-гитару и на вокал встал я.

Вот таким разношёрстным составом мы стали репетировать, готовиться к выступлению на конкурсе. Поскольку наш клавишник уже забыл, как играть на клавишных инструментах, мы взяли одну-единственную медленную песню, написали ему аккорды, и репетировали только одну эту песню всю неделю до конкурса.

И вот наступил день конкурса. После обеда мы пришли в зал, выставили аппаратуру на сцену, а массовик нам сказал, чтобы мы сели в зале, и когда будет надо, он нас вызовет. Так мы и сделали.

Начался конкурс. На сцену выходили различные по возрасту и по способностям чтецы, певцы и певицы и пели песни своей молодости. Пели они, как поётся в песне Владимира Кузьмина, «не стройно и не вместе, но довольно смело», а мы сидели в зале и терпеливо ждали, когда нас пригласят на сцену. Но время шло, одни выступающие сменяли других, а нас всё не приглашали и не приглашали. Мы думали, что нас, как гвоздь программы, вызовут в самом конце, и поэтому сидели смирно и ждали этого момента.

Прошло больше часа, и вот массовик-затейник вышел на сцену и объявил, что конкурс закончился, пригласил победителя на сцену и наградил его, вручив приз под аплодисменты зала. Мы сильно удивились- а как же мы?! А тем временем массовик- затейник объявил, что после ужина в фойе будут танцы, и все стали расходиться из зала.

Мы протиснулись сквозь выходящую из зала толпу к массовику и спросили, что всё это значит, почему он нас не вызвал. На что он спокойно ответил, что он объявил танцы, на которых, по его мнению, мы и сыграем.

Но мы то разучили только одну песню для конкурса и к танцам совершенно не готовились! Но тем не менее мы ни слова не сказали массовику, а решили, что если надо — значит, надо, и мы сыграем на танцах экспромтом всё, что знаем.

Когда мы пришли на танцплощадку, там, как обычно, собрались пенсионеры в предвкушении танцев под аккордеон. Они ещё не знали, что их ждёт! А молодёжи в зале почти не было, кроме наших друзей.

И вот мы взяли гитары и спели медленную песню, которую готовили для конкурса. После этого наш клавишник ушёл, потому-что больше ничего играть не умел, а мы с Александром ударили по струнам и начали пропевать репертуар «Машины времени», которая была самой популярной в то время группой у молодёжи. Грузин на ударных без басового барабана подхватил ритм и стал играть даже быстрее, чем надо, но это только добавило драйва.

Энергичные быстрые композиции шли одна за другой, мы играли с большим воодушевлением, на хорошем заводе. Приблизительно на полчаса я отрешился от зала и следил только за тем, чтобы не сбиться, не спутать аккорды и слова.

Но когда через полчаса я обратил внимание на зал, то увидел, что всех пенсионеров как ветром сдуло, и зал заполнен до отказа молодёжью, которая энергично танцует, кричит, поёт вместе с нами, то есть делает всё то, что любая нормальная молодёжь на танцах.

При этом каждая наша песня сопровождалась бурными аплодисментами и криками, которые нас воодушевляли ещё больше. Когда закончился репертуар «Машины времени», мы стали играть всё подряд, что знали- и Добрынина, и Антонова, и Пугачёву, и т.д. Причём, чувствуя настроение зала, который не воспринимал медленные композиции, мы даже медленные песни стали петь в быстром темпе, и зал восторженно принимал это.

Таким образом, совершенно без подготовки, без репетиций, на голом энтузиазме, экспромтом мы незаметно для себя проиграли 2 часа кряду. В 23-00 откуда-то появился массовик и объявил последний танец. И тут весь зал в едином порыве выкрикнул: «Ещё!». Вот тут я осознал, что мы молодцы и что у нас всё получилось. Массовик, видя такую реакцию зала, понял, что спорить бесполезно, и разрешил продолжить это действо ещё на 30 минут.

После этого молодёжь продолжила лихо отплясывать под наш аккомпанемент. А когда истекли и дополнительные полчаса, массовик опять появился и объявил, что всё. И опять раздались возгласы «ещё», но массовик был непреклонен. Мы закончили и стали убирать инструменты, а зал стал понемногу нехотя пустеть.

Как говорится, «на следующий день мы проснулись знаменитыми»: к нам подходили на улице, в столовой, говорили слова благодарности и восхищения, а директор благодарил, жал нам руки и даже подарил по маленькому сувениру- бокалу и календарику.

"Тебе, Россия, посвящаем" - финал литературного конкурса к 70-летию города. ( «Заволжский моторный завод»), изображение №11

Это был мой первый успешный опыт на сцене. Были и другие, не менее успешные. Но та первая память о зале, который буквально души в тебе не чает, не отпускает и просит «Ещё!», живёт во мне с тех пор и убеждает продолжать заниматься творчеством, чтобы испытывать это ещё и ещё раз.

И, может быть, поэтому я и сейчас не бросаю своё увлечение- долгие годы мы с женой Наташей являлись участниками песенного коллектива Заволжского Дома культуры «Гитара и песня», который сейчас преобразован в вокально-инструментальный ансамбль под тем же названием, а также участником широко известной в узких кругах группы «Гвардия», в которую входят всё те же участники бывшего коллектива «Гитара и песня». Благодаря этому я побывал на многих музыкальных фестивалях, постоянно общаюсь с интересными увлечёнными людьми- поэтами, художниками и музыкантами. Это делает мою жизнь ярче, разнообразнее и насыщеннее и является отличной отдушиной, помогающей спастись от скуки серых будней.

А память о первом успехе всегда со мной и согревает мне душу.

7). Светлана Суслова — «Мы не одни»

Почему человек возомнил себя главным на земле? Потому, что нас много? Потому, что мы научились преобразовывать природу? Муравьев тоже много, и саранчи много. И как моментально они умеют преобразить мир вокруг себя, нам и не снилось. Вот живу я всю жизнь в городе Заволжье, многих людей знаю, а ведь есть в нашем городе и другие жители — птицы, кошки, например. Это и их город тоже. Мы бродим по знакомым улицам, а за нами наблюдают чьи-то внимательные глаза.

Вот помню лето было засушливое, я прогуливалась с коляской до детской кухни, что напротив городского бассейна. Выходя из парка заметила, что от дома спорта до ближайшего кафе через пешеходную дорожку протянут шланг с водой, а в шланге дырочка, под которой лишь влажное пятно. Однако, когда детская коляска наехала на шланг, получился фонтанчик и к нему сразу подлетела ворона и успела немного попить. Потом, птица взлетела на ограду парка и стала ждать следующую коляску. И трюк повторился. На пешеходов ворона не реагировала, ведь люди перешагивали шланг, а коляски помогали ей утолить жажду. Ну разве не умница?

У меня есть садовый участок в черте города, от родителей достался по наследству. Так вот там, сколько себя помню, на высокой берёзе живёт семья чёрного ворона. Трудно сказать, одна и та же это птица, или тоже по наследству гнездо получила, только очень может быть, что она видела моих родителей молодыми. И каждое лето ворон держит в страхе садовых птах. А их там великое множество. Бывает, конечно, и ворону приходится несладко. Догоняет он порой сороку, та трещит изо всех сил, летит к перелеску, а оттуда навстречу сразу несколько сорок налетают на разбойника и прогоняют восвояси. Тогда сидит ворон на своей березе распустив крылья, клокочет, жалуется, без добычи остался.

Недавно посеяла на свободной площадке овес и только ушла, чтобы включить воду для полива, смотрю — мой овёс уже собирают десятка два воробьёв. Это что-же получается, они не только наблюдали за мной, но и оповещение включили!

А однажды забавный случай был. Работаю в саду и слушаю, как лягушки квакают, громко так, раскатисто – «ир-ир-ир». Вот только ощущение, что звук идёт сверху. Прислушалась, точно сверху. Оказалось, сидит на проводах парочка скворцов и «наквакивает» на всю округу. Соседку по саду позвала подивиться, а та обрадовалась, говорит, что не первый раз с неба кваканье слышит, уж переживать стала за свой рассудок.

В начале лета там в зарослях ивы за забором поют соловьи. Начинает опытный певец, его песня длинная, с разными припевами. Ему вторят ученики. А вы знаете, что соловьи не сразу учатся петь? Мастерство приходит с возрастом. Однажды слышу разговор за забором. Один сосед отчитывает другого, за то, что тот иву режет. – Зачем иву режешь, на ней соловьи гнездятся. Праведный гнев. Соловьи, конечно, гнездятся на земле, как раз в таких мокрых местах. А вот густые заросли ивы для них как сцена для артиста. Певцы и обидеться могут.

Все жители Заволжья привыкли просыпаться под крики чаек. Чайки – тоже коренные заволжане. Кто только не ругал их ранним утром за жуткие пронзительные крики. Стенают так, будто горе у них на рассвете приключилось. А ведь эта песня — музыкальная визитка нашего города. Посмотрите, как бдительно наблюдают чайки с высоты за своими длинноногими пешими птенцами. Стоит человеку, кошке или неразумному щенку приблизится к детёнышу, атака с воздуха неминуема. Почему именно щенку? Потому, что все взрослые городские собаки, включая мою, знают, что к птенцам чайки подходить неразумно.

Если рядом с нами живут птицы, не так уж всё плохо в нашем городе. Если прогуляться по берегу Волги в районе деревни Смирино, например, можно даже встретить серую цаплю. Стоит она на краю небольшой заводи неподвижная и нереально большая. Разве не чудо? Увидев незваных туристов с палатками она нехотя взлетела и низко полетела прочь уступив нам место купания. Там же на мелководье ныряют с высоты в воду речные крачки. На них можно смотреть бесконечно. Отточенный бросок в воду, и вот птица уже взмывает ввысь с мальком в клюве.

Это не в заповеднике, это у нас. И очередной раз прогуливаясь по знакомым улицам, увидев стайку свиристелей, или ёжика в палисаднике порадуйся соседям нашим меньшим и осознай, что мы в этом городе не одни.

8). Владимир Хлыбов.

Волга моет песчаные косы,

Тихо шепчут тенями дубравы,

И блестящие летние росы

Рассыпаются бисером в травы.

Невесомые перья лебяжьи

Равномерно плывут по лазури,

Будто белые локоны пряжи,

Отражаясь в зеркальной глазури.

Бархатистых закатов узоры

Розовато закрасили воды

Для тебя, мой малюсенький город,

Для твоей полудикой природы.

Море точит округлые камни,

Блещут в воздухе чаек значки,

Где в начале июня по дамбе

Карася стерегут рыбачки.

И задумчивость тонкой березы

Томно смотрит в квадратик оконца.

Пусть и дальше беснуются грозы!

Пусть и в будущем плавится солнце!

Пусть олень золотыми рогами

Выделяет наш гербовый щит!

Гулко трутся крутыми боками

В глубине золотые лещи…

9). Юрий Колесов — «Лесная жемчужина».

Давно хотел рассказать о заповедном, редчайшем по многообразию типов леса, уникальном живописном уголке нашей природы. Расположено это лесное царство в трёх километрах от п.г.т. Красные Баки на другой, левой, стороне красавицы Ветлуги, в окрестностях Лесного курорта. В советское время в базе отдыха «Лесной курорт» даже зимой за одну смену отдыхали около тысячи горьковчан.

Одним из культурных мероприятий для них было посещение «Баобаба». «Баобаб» — это высоченная, здоровенная лиственница. Когда-то в неё ударила молния, внутри ствола выгорело, и в образовавшуюся нишу можно свободно войти трём человекам и даже развести костёр. Лиственница Сукачёва — самое большое дерево России с большим утолщением в комеле.

Такие чудо-гиганты одиночно возвышаются над кромкой высокого спелого леса и поэтому часто служат мишенью для молний. Однажды у меня на глазах грозовым разрядом разорвало, расщепило такую громадину. Я чуть не оглох!

За Лесным курортом, утопающем в сосновом бору, в низине, разросся сказочный дремучий лес. Я нигде ничего подобного не видел! Здесь мирно сожительствуют большие стройные строевые лиственные деревья. Дубы, липы, осины, берёзы, ольхи. Все, как на подбор, будто отцилиндрованные, гладкоствольные, бессучковые.

Каждый такой экземпляр, например, хлыст дуба, стоит огромных денег на аукционах. Но это охраняемый лес первой группы — рубки запрещены. Выросло такое древесное богатство благодаря плодородной почве, сотворённой некогда протекавшей здесь Ветлугой.

В нескольких сотнях метров от корпусов базы отдыха, потеснив корабельные сосны, прижилась можжевеловая роща. Она представлена благоухающими деревьями семейства кипарисовых. Причудливый, ветвистый многоствольный можжевельник — прекрасный материал для всевозможных поделок.

Необыкновенно красивы и живописны ветлужские (и волжские ) озёра- старицы. Это бывшие русла рек, протяжённые, зачастую с одним крутым лесистым берегом.

Сколько-то лет назад шёл я едва приметной тропинкой от Лесного курорта в сторону железной дороги. Окружающий лес удивлял и умилял своим величием и пышным разнообразием. И вдруг деревья кончились. Взору представилось изумительно красивое внизу лежащее озеро. Оно очень напоминало уральские ландшафты.

Пройдя по плавно изгибающемуся и опускающемуся лесистому берегу, я вошёл в чистейшую дубраву. Кроме развесистых дубов никакой растительности здесь не было. Вместо лесной подстилки — слой желудей. Когда я рассказал о своих впечатлениях от посещения озера Тумино, мне сказали: «Не ходи туда — там медведи, кабаны»…

В прошлые времена бывалые отдыхающие приезжали на «Лесной курорт» с рюкзаками, вёдрами, банками. Тут же сушили, варили, консервировали. Эта лесная жемчужина богата ягодниками, грибами. Но сейчас этими щедрыми дарами пользуются лишь немногочисленные дачники и местные жители.

«Нет прекрасней места на земле, чем Лесной курорт! Считаем эту землю нашей Родиной! Не второй, а что ни на есть наипервейшей!» — так писала одна из воспитанниц международного детского интерната, организованного в 1935 на Лесном курорте. Здесь было всё для счастливой спокойной жизни и обучения. После 1944 года Лесной курорт стал Домом отдыха Горьковского автозавода.

Источник: https://vk.com/@zavolzhye70-tebe-rossiya-posvyaschaem-final-literaturnogo-konkursa-k-7

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − 1 =